1 раздел
Новгород точка на карте: мелкомасштабные карты России
        Прежде всего эти карты интересны тем, что они дают четкое представление об исторической географии России, а также наглядно иллюстрируют постепенный прогресс в западноевропейских представлениях о Восточной Европе. В начале XV века в Западной Европе знания о географии земель, ныне занятых Россией, были весьма расплывчатыми. Они восходили главным образом к известиям античных географов, которые считали, например, что истоки великой реки Ра (нашей Волги) расположены в Рифейских горах, которые мы сейчас называем Уральскими. А точнее в античности рекой Ра считалась не Волга, а Кама с Волгой. Сегодня мы считаем Каму притоком Волги, а в древности Волгу считали притоком Камы. Вообще античные географы, исходя в целом из достоверной информации, создавали фантастический географический образ, помещая на место современной Европейской России горную цепь, где брали свой исток и Ра (ныне Волга), и Борисфен (ныне Днепр), и Танаис (ныне Дон).

        Среди представлений о географии земель будущего российского государства были и идеи, почерпнутые из библейских сказаний: в эти края воображение помещало колена Израилевы, пропавшие в ходе Вавилонского пленения. Полноту картины завершала и псевдо реалистичная информация от послов и купцов, таких как Марко Поло. В итоге географические знания о территории современной России в значительной мере были фантастическими, и даже сведения, основанные на реальных фактах, часто были сильно искажены.

        Со временем контакты между Россией и Западной Европой ширились, послы и путешественники приносили информацию, менявшую представления из античной эпохи. Ценным источником правдивой информации о «стране гипербореев» стали сведения, полученные от русского посла, направленного от Василия III к Папе римскому Клименту VII. Его звали Дмитрий Герасимов, а в Европе он стал известен как Деметриус Эразмус. Повлиял на изменение картины мира в правдивую сторону и Сигизмунд фон Герберштейн — посол императора Максимилиана I к Василию III. От этих дипломатов европейцы узнали об общем характере речной сети, русских ландшафтах и главных городах государства.

        «Новая карта Московии» Дж. Гастальди, являясь самой ранней картой коллекции, показывает, как именно новая информация вытесняла старые античные образы. Впрочем, они на ней не ушли окончательно, ведь Рифейские горы показаны именно в античной традиции в виде широтной цепи, хотя и отступившей на север, к берегу Скифского океана, названного так опять же по Птолемею.

        Россия часто интересовала жителей Западной Европы не сама по себе, а как кратчайший путь на восток, в Индию и Китай. Экспедиции, снаряжаемые для поисков пути на восток помогли существенно улучшить знания о географии России. Самая знаменитая из подобных экспедиций — это плавание Баренца, чьим именем названо море, омывающее Европейскую Россию с севера. Западная Европа усиленно искала возможность пройти из Балтийского моря русскими реками до Каспийского, и оттуда до Индии. Этот путь казался тем легче, что в представлении европейских географов основные русские реки, в том числе впадающая в Балтийское море Западная Двина и Волга, вытекали из одного и того же озера Волок. В легендарной идее об озере Волок нашли искажённое отражение те верные сведения, что из одной речной системы в другую в России перебираются волоком, то есть волоча ладьи по суше. Из путешественников дальше всех этим путём прошёл служащий английской Московитской компании Антоний Дженкинсон, добравшийся до Бухары в Средней Азии и до Персии. Карта, составленная на основании собранных Дженкинсоном сведений, также входит в состав коллекции.

        Резкий рост русско-голландской торговли в XVII веке, когда в Архангельске существовала крупная голландская торговая колония, вызвал к жизни новый поток географической информации о нашей стране. В первую очередь это были сведения о русском севере, о землях между Белым морем и Москвой, поскольку именно эти земли посещали западноевропейские купцы. А вот территории к югу от Москвы, где купцам угрожали регулярные набеги крымских татар, и куда не было пути голландским путешественникам, оставались для европейских географов малоизвестными. Поэтому карты, основанные на сведениях от таких путешественников, как Исаак Масса и Гессель Герритсзон, и производят странное впечатление. На них с большой точностью и достоверностью изображены бассейны северных рек, в частности, Северной Двины, а территории на юге, например, бассейн Дона, имеют фантастический вид.

        В течение всего XVII века росла и процветала Немецкая слобода в Москве. Там жили иностранцы, состоявшие на русской службе, но не принявшие православие, и иностранцы, прибывшие по частным торговым делам. Голландцы, перешедшие на русскую службу, имели достаточно широкий доступ к географической информации, которая в то время считалась секретной. Поскольку они поддерживали контакт со своими бывшими соотечественниками, то последние и получили возможность принципиально улучшить географические представления как о Европейской России, так и Сибири.

        В наибольшей степени этой возможностью воспользовался Николас Витсен, крупный голландский купец и государственный деятель, бургомистр Амстердама. Используя информацию из различных русских источников, в первую очередь от своего родственника Андрея Андреевича Виниуса, служившего, в числе прочего, главой Почтового ведомства и Сибирского приказа, Витсен сумел составить карту России, оказавшую важное влияние на западноевропейских географов. В коллекции имеется одно из переизданий этой карты.

        По словам известного историка картографии Л. Багрова, переходя из XVII века в XVIII век, мы уже можем говорить не о картографии России, а о Российской картографии. Резкий перелом в деле географического изучения России наступил в царствование Петра I. Царь был не удовлетворён имевшимися в его распоряжении «чертежами». Эти карты адекватно отражали транспортные пути, но проектировать прокладку новых дорог или каналов на их основе было невозможно, так как они не имели определённого масштаба и не учитывали кривизны земной поверхности. Хотя Пётр I высоко ценил умения западноевропейских географов, от мысли нанять иностранцев для составления карты России отказался и предпочёл воспитать собственных специалистов, создав Навигацкую школу, где проходили обучение геодезисты. Пусть такой путь составления карт и был долгим и дорогостоящим, но зато он создал основу для будущего развития российской картографии. Съёмки петровских геодезистов начались в 1720 г. и продолжались 20 лет. На их основании в 1745г. Академия наук издала «Атлас Российский», кардинально изменивший географический образ страны. В экспонируемой коллекции представлены карты из этого атласа, а также изданные в Западной Европе карты, опиравшиеся на достижения русской картографии XVIII века.

        В целом представленные в данном разделе карты показывают динамику в изменении мифологического географического образа России, который постепенно освобождался от ложной информации и обретал сходство с той картой России, к которой мы привыкли с детства.
Великий Новгород,
Десятинный монастырь дом 3
Географика Новгорода
20212022